Присоединяйся

Все уже с нами,

а ты?

Регистрация
Вход:
Забыли пароль?

Андрей Казакевич: Россия хочет взять под свой контроль внешнеполитическую активность Беларуси

Помимо прямого давления, Кремль решил предложить Беларуси и позитивную альтернативу сотрудничеству с западными странами.

Александр Лукашенко примет участие во встрече лидеров стран БРИКС и ШОС, которая пройдет 8-10 июля в Уфе. Об этом министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей сообщил 8 июня в Москве.

“Мы приветствуем и открытый характер БРИКС и готовы активно подключиться по конкретным направлениям сотрудничества в рамках этого объединения. Для нас значительный интерес, например, представляет создаваемый в рамках БРИКС финансовый институт — Новый банк развития. Мы будем стремиться наладить с ними взаимовыгодное сотрудничество”, — отметил Макей.

Участие в саммитах БРИКС и ШОС следует рассматривать как продолжение курса на выстраивание «дальней дуги» внешней политики Беларуси. За последний месяц Беларусь посетили лидеры Китая и Индии, а сам Лукашенко побывал в Пакистане. Азиатский вектор явно преобладает во внешней политике Беларуси.

Что такое «дальняя дуга» внешней политики? Почему европейская страна стремится в азиатский регион? Почему Лукашенко зазывают на саммиты ШОС и БРИКС?

На вопросы Службы информации «ЕвроБеларуси» ответил директор Института «Политическая сфера» (Вильнюс, Литва) Андрей Казакевич.

- Все последние годы беларусское руководство твердит про «дальнюю дугу» внешней политики. Что это такое?

- Речь идет о том, что беларусская внешняя и внешнеэкономическая политика должна быть диверсифицирована. Соответственно, важным ресурсом для диверсификации являются страны далекие, с которыми пока нет серьезных контактов, проектов, серьезного товарооборота. В первую очередь – это страны третьего мира, которых сейчас называют развивающимися странами, на разных континентах. Страны развиваются, растет население, рынки растут – это неизведанное пространство представляет собой поле, на котором беларусская внешняя и внешнеторговая политика слабо представлена. Но это пространство имеет потенциал, способный превратиться в точку опоры, дополнительным фактором диверсификации.

- Лукашенко сам называет Беларусь мостом, связывающим Восток и Запад. Однако все усилия беларусской внешней политики направлены на выстраивание «дальней дуги»: Китай, Пакистан, Индия. Почему, желая связать Восток и Запад, официальный Минск свои усилия сосредоточил на азиатском регионе?

- Сравнение Беларуси с мостом я воспринимаю исключительно как метафору. Не думаю, что Беларусь может стать мостом, поскольку Запад с Востоком контактируют напрямую в подавляющем большинстве случаев. Хотя геополитический кризис прошлого года показал, что Беларусь имеет потенциал в качестве посредника, но дальняя дуга не станет стратегической линией.

Сценарии, ходы выстраивания взаимоотношений с Западом проработаны. Но азиатские страны еще недостаточно исследованы, непонятны. Отношения с азиатскими странами еще придется выстраивать. Возможно, за исключением Китая, с которым налажено значимое сотрудничество; безусловно, уровень отношений с Китаем не сравнить с Европой с Россией, однако даже они имеют сценарную основу. Но Китай – единственное исключение, все остальные страны (Пакистан, Индия, Вьетнам) – земля неизведанная, отношения с ними предстоит создавать. Эти страны на карту беларусской внешней политики нанесены только пунктиром - эскиз того, что может появиться.

Названные страны действительно растут: растет их влияние, растет экономический потенциал. Китай и Индию невозможно игнорировать, если мы говорим о месте Беларуси в мировом разделении труда, если серьезно ставить задачу диверсификации, поиск новых ресурсов, рынков сбыта.

В отличие от других альтернатив (Латинская Америка, которая гораздо дальше, Африка, которая намного беднее), эти страны имеют определенный экономический потенциал, который Беларусь может задействовать. Тем более, что так поступают все: Европейский Союз имеет целые программы сотрудничества с Китаем, с Индией. Беларусь не открывает ничего нового, а пытается делать то, что делают все страны европейского региона.

Думаю, следует обращать внимание не на саму идею «дальней дуги», а на то, как ее создавать, на какие страны делать ставку, на какие отрасли, проекты обращать внимание. Именно от этого зависит эффективность модели.

- Имеет ли шансы на успех выстраивание «дальней дуги» внешней политики - с государствами Азии, Латинской Америки, Африки. Имеет ли шансы европейская по географическому положению Беларусь влиться в страны третьего мира и занять там особое положение?

- Я не думаю, что в долгосрочной перспективе, стратегически Беларусь может влиться в страны третьего мира или занять там значимое положение. Это очень сложно технически – по географическим причинам, а Беларусь находится в колоссальной зависимости и от России, и от Европы, поэтому выстраивать экспансионистскую политику будет очень сложно. В принципе, и неэффективно, поэтому от нее так или иначе придется отказаться.

Но выстраивание «дальней дуги» в принципе через призму диверсификации, поиска новых точек опоры во внешней политике, дает определенные возможности Беларуси. И было бы даже желательно иметь устойчивые экономические позиции в новых государствах, которые стремительно развиваются.

- Александр Лукашенко намерен участвовать во встрече лидеров стран БРИКС и ШОС, которая пройдет 8-10 июля в Уфе. Очевидно, Лукашенко попадет на саммиты только благодаря усилиям Путина, поскольку сам не имеет никакого отношения к названным союзам. Какую роль Кремль уготовил Лукашенко?

- Кроме давления на Беларусь, которая пытается лавировать между Западом и Россией, наверное, Кремль решил предложить и позитивную альтернативу сотрудничеству с западными странами, с Европой и втянуть работу названных образований, и прежде всего БРИКС. ШОС трудно назвать серьезной структурированной организацией. Тем более, что Россия рассматривает БРИКС как альтернативу сотрудничеству с западными государствами, альтернатива G7, США, ЕС. С точки зрения российской визии логично втягивать в эту альтернативу и меньшие государства, в которых Россия имеет интерес. Приглашение в Уфу выглядит как пробный шаг, который вряд ли будет иметь значительные последствия. Это попытка втянуть Беларусь в позитивную альтернативу сотрудничества нашей страны с западным миром.

- На что может рассчитывать Беларусь на саммитах БРИКС и ШОС, где она не имеет даже статуса наблюдателя?

- Максимум, на что могут рассчитывать беларусские власти, - использовать саммиты как площадку для коммуникаций, для установления прямых контактов с лидерами этих государств, неофициальное обсуждение проектов. Возможно, личные контакты позволят проще и быстрее решать проблемы, которые существуют в двусторонних отношениях.

Россия хочет взять под свой контроль внешнеполитическую активность Беларуси.

- Вы говорите, что саммиты БРИКС и ШОС являются позитивной альтернативой сотрудничества Беларуси с Евросоюзом. Значит, Кремль пытается переориентировать Беларусь с европейского сотрудничества на «дальнюю дугу»?

- Действительно так. Москва запускает пробные шары, потому в условиях конфронтации с Западом Россия серьезно пытается найти ему альтернативу. Сразу возникает необходимость втянуть в этот процесс не только себя, но и другие страны, которые Россия считает своими союзниками или сателлитами, где имеет своими стратегические интересы. Понятно, что в Беларуси Россия конкурирует с Западом, равно как и в Казахстане, Средней Азии, Закавказье. Чем больше Россия сможет найти альтернатив сотрудничеству с Западом, тем лучше для российской внешней политики. По крайней мере, это позволит сделать стратегию оттягивания стран-сателлитов от сотрудничества с Западом.

Источник - http://eurobelarus.info/special-project/geopolitika/2015/06/16/andrey-kazakevich-rossiya-hochet-vzyat-pod-svoy-kontrol.html
Расскажите друзьям:

Для того, чтобы отправить комментарий необходимо авторизоваться, если у вас нет учетной записи, пожалуйста, зарегиструйтесь